Вопросы применения норм материального права

1. Действие законодательства о защите прав потребителей распространяется на правоотношения сторон договора об оказание гражданам туристических услуг.

Региональная общественная организация «Защита прав потребителей» обратилась в суд в интересах граж­дан с иском к ООО «Возрождение-Тревел» (организация-ответчик) и к Н. о защите прав потребителей. В обоснование заявленных требований указала, что между ответчиком и Н. заключен договор на организацию тури­стического обслуживания, в соответствии с которым ООО «Возрождение-Тревел» обязалось осуществить для Н. и группы сопровождающих ее лиц, включая лиц, в интересах которых подан иск, бронирование туристиче­ской поездки. Условия договора Н. исполнила, оплатив услуги, предусмотренные договором. Поскольку истцы не смогли осуществить поездку, они сообщили ответчи­ку о переносе срока путешествия, а затем о расторжении договора и возврате денег. Денежные средства были воз­вращены им не в полном размере и несвоевременно, что является нарушением прав потребителей.

Удовлетворяя частично заявленные требования, суды первой и кассационной инстанций исходили из того, что поскольку факт нарушения прав потребителей установлен, то согласно п. 5 ст. 28 и п. 3 ст. 31 Закона РФ «О защите прав потребителей» за нарушение сроков удовлетворения отдельных требований потребителя ис­полнитель уплачивает потребителю за каждый день просрочки неустойку (пеню) в размере 3%, в связи с чем присудил истцам компенсацию морального вреда и воз­местил понесенные ими судебные расходы.

Отменяя судебные постановления и передавая дело на новое рассмотрение, президиум краевого суда пришел к выводу, что в данном случае Закон РФ «О защите прав потребителей» не подлежит применению, поскольку организация-ответчик не оказывала истцам туристских услуг из-за их отказа от туристической поездки, т.е. ист­цам не была оказана туристская услуга некачественно либо с нарушением установленных договором сроков.

Судебная коллегия по гражданским делам Верхов­ного Суда РФ, рассмотрев данное дело в порядке над­зора, признала незаконным вывод президиума краево­го суда по следующим основаниям.

Постановлением Правительства РФ от 18 июля 2007 г. № 452 «Об утверждении Правил оказания услуг по реализации туристского продукта» предусмотрено, что Правила определяют порядок оказания услуг по реализации туристского продукта. Под потребителем понимается заказчик туристского продукта, имеющий намерение заказать или заказывающий и использую­щий туристский продукт исключительно для личных, семейных и иных нужд.

Под исполнителем понимается туроператор, кото­рый заключает с потребителем договор о реализации туристского продукта в соответствии с Федеральным законом «Об основах туристской деятельности в Рос­сийской Федерации» и ГК РФ.

Закон РФ «О защите прав потребителей» регулиру­ет отношения, возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями, импортерами, про­давцами при продаже товаров (выполнении работ, ока­зании услуг).

При таких обстоятельствах, учитывая, что истцами заключен договор на оказание потребительских турист­ских услуг, т.е. между сторонами возникли правоотно­шения, регулируемые нормами Закона РФ «О защите прав потребителей», отказ от получения указанных ус­луг, последствия которого предусмотрены договором, является составной частью возникших правоотноше­ний, регулируемых названным Законом.

Определение № 51-В11-3

2. Правовые последствия нарушения договора об оказании посреднических услуг, хотя и не содержащего условия о стоимости таких услуг, регулируются законодательством о защите прав потребителей.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении заяв­ленных требований истца к агентству недвижимости о возмещении материального ущерба, причиненного при заключении незаконной сделки, взыскании пени и компенсации морального вреда, суд первой инстанции пришел к выводу, что поскольку договор об оказании услуг, заключенный между истцом и ответчиком, не со­держал указания о стоимости услуг, то услуги агентства недвижимости по приобретению квартиры осуществлялись на безвозмездной основе, в связи с чем положения законодательства о защите прав потребителей к данным правоотношениям применяться не могут.

С  указанными выводами согласилась судебная коллегия по гражданским делам областного суда.

Судебная коллегия по гражданским делам Верхов­ного Суда РФ отменила состоявшиеся по делу судеб­ные постановления.

Согласно п. 1 ст. 29 Закона РФ «О защите прав по­требителей» потребитель вправе потребовать также пол­ного возмещения убытков, причиненных ему в связи с  недостатками выполненной работы (оказанной услуги).

В судебном заседании установлено, что между сто­ронами был заключен договор об оказании услуг.

Предметом данного договора являлось оказание агентством недвижимости в пределах своей компетенции комплекса услуг по продаже двухкомнатной квартиры и приобретение в собственность истца однокомнатной квартиры. Цена договора сторонами определе­на не была.

Между тем отсутствие в договоре указания на стоимость оказываемых услуг не свидетельствует о недействительности данного договора, а лишь порождает у исполнителя право требовать от заказчика оплаты своих услуг на основании п.3 ст.424 ГК РФ, в соответствии с которым в случаях, когда в возмездном. договоре цена не предусмотрена и не может быть определена исходя из условий договора, исполнение договора должно быть оплачено по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы, услуги.

Определение № 35-В11-6


3. Действия ресурсоснабжающей организации по прекращению поставки ресурсов организациям-по­требителям, к сетям которых подключены абоненты, своевременно оплачивающие использованные топлив­но-энергетические ресурсы, при отсутствии соглаше­ния о подаче топливно-энергетических ресурсов таким абонентам, в том числе гражданам-потребителям, яв­ляются незаконными.

Прокурор обратился в суд с заявлением в защиту интересов муниципального образования г. Курлово, несовершеннолетних, неопределенного круга граж­дан — добросовестных потребителей услуги тепло­снабжения к ОАО «Владимирская энергосбытовая компания» (далее — ОАО «Владимирэнергосбыт»), ООО «Владимиррегионгаз» о признании незаконны­ми действий по прекращению электроснабжения и га­зоснабжения котельных г. Курлово, а также к ООО «НовоСтрой» о признании незаконным бездействия по непредоставлению тепловой энергии.

Решением суда первой инстанции иск прокурора удовлетворен частично. Суд признал незаконным без­действие ООО «НовоСтрой», выразившееся в неис­полнении обязанности по предоставлению услуги теп­лоснабжения потребителям г. Курлово, не имеющим задолженности по оплате данной коммунальной услу­ги, и отказал в удовлетворении исковых требований о признании незаконными действий ОАО «Владимирэнергосбыт» и ООО «Владимиррегионгаз» по прекра­щению электроснабжения и газоснабжения котельных ООО «НовоСтрой» г. Курлово.

С данными выводами суда согласилась судебная коллегия по гражданским делам областного суда, оста­вившая указанное решение без изменения.

Судебная коллегия по гражданским делам Верхов­ного Суда РФ состоявшиеся по делу судебные поста­новления в части отказа в признании незаконными действий ответчиков отменила по следующим основа­ниям.

Положения действующего законодательства, кото­рыми руководствовался суд, не исключают возмож­ность приостановления и прекращения ресурсоснабжающими организациями подачи электроэнергии и газа организациям-потребителям в том случае, если та­кими организациями-потребителями являются юри­дические лица.

Вместе с тем согласно ч. 1 ст. 7 Конституции Рос­сийской Федерации Российская Федерация — соци­альное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека.

Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод  человека и гражданина — обязанность государства (Ст.2 Конституции Российской Федераций).

Законодателем в развитие названных конституци­онных положений введены дополнительные механизмы защиты абонентов, которые надлежащим образом исполняют обязательства по оплате использованных топливно-энергетических ресурсов и не состоят в не­посредственных отношениях с поставщиками элек­трической, тепловой энергии и газа.

Так, согласно п. 6 Порядка прекращения или огра­ничения подачи электрической и тепловой энергии и газа организациям-потребителям при неоплате подан­ных им (использованных ими) топливно-энергетических ресурсов, утвержденного постановлением Прави­тельства РФ от 5 января 1998 г. № 1 (с изменениями от 31 августа 2006г.), в случаях, когда к сетям, принадле­жащим организации-потребителю, подключены або­ненты, которые своевременно оплачивают использованные топливно-энергетические ресурсы, организа­ция-потребитель обязана по соглашению с энергоснабжающей или Газоснабжающей организацией обес­печить подачу этим абонентам топливно-энергетических ресурсов в необходимых для них объемах.

По смыслу указанного положения, организа­ция-потребитель обязана обеспечить подачу абонентам, подключенным к «сетям организации-потребителя, ко­торые своевременно оплачивают использованные топ­ливно-энергетические ресурсы, этих ресурсов в необхо­димых для них объемах. При этом отношения по поводу поставок необходимых в такой ситуации объемов топ­ливно-энергетических ресурсов должны быть урегули­рованы на основании соответствующих соглашений ме­жду ресурсоснабжающими организациями и организа­циями-потребителями, их наличие является обязатель­ным и должно предшествовать прекращению ресурсо­снабжающими организациями подачи электроэнергии и газа организациям-потребителям во избежание нару­шения прав указанных абонентов.

Действия энергоснабжающей или газоснабжаю­щей организации по прекращению поставки ресурсов организациям-потребителям, к сетям которых под­ключены абоненты, своевременно оплачивающие ис­пользованные топливно-энергетические ресурсы, при отсутствии соглашения о подаче топливно-энергети­ческих ресурсов таким абонентам, в том числе гражда­нам-потребителям, ведут к нарушению их прав на по­лучение коммунальных услуг.

В силу ч. 4 ст.3 ЖК РФ никто не может быть огра­ничен в праве получения коммунальных услуг иначе как по основаниям и в порядке, которые предусмотрены этим Кодексом и другими федеральными законами.

Таким образом, указанной нормой закреплен принцип недопустимости произвольного ограничения права на получение коммунальных услуг, которое неразрывно связано с правом на жилище, гарантирован­ным ст. 40 Конституции Российской Федерации.

Согласно п. 85 Правил предоставления коммуналь­ных услуг гражданам, утвержденных постановлением Правительства РФ от 23 мая 2006 г. № 307, приоста­новление или ограничение предоставления коммунальных услуг (либо подачи коммунальных ресурсов) потребителям, полностью выполняющим обязательства, установленные законодательством Российской Федерации и договором, не допускается.

Право на судебную защиту гарантировано ст. 46 Конституции Российской Федерации и предполагает не только право на обращение в суд, но и возможность эффективного восстановления в правах посредством правосудия, отвечающего требованиям законодательства.

В связи с этим при рассмотрении подобных споров суды не вправе  ограничиваться формальным подтверждением того, что организация-потребитель не обра­щалась в ресурсоснабжающие организации для заключения соглашений о необходимых для обеспечения абонентов, своевременно оплачивающих использо­ванные топливно-энергетические ресурсы, объемах этих ресурсов, учитывая, что взаимоотношения между ресурсоснабжающей организацией и организаци­ей-потребителем не должны влиять на права таких абонентов, и должны выяснять, какие меры могли быть предприняты либо предпринимались ресурсо­снабжающей организацией для заключения необходи­мых соглашений с организацией-потребителем в целях защиты интересов соответствующих потребителей не­зависимо от того, имелась ли у таких ресурсоснабжающих организаций информация о таких потребителях.

Иное умаляет предусмотренное ст. 46 Конституции Российской Федераций право на судебную защиту и не соответствует требованиям рёального обеспечения прав и свобод граждан, правосудием.

Определение № 86-Впр11-6


4. Неправильное применение правил исчисления неустойки за просрочку выполнения требований потребителя повлекло вынесение незаконного определения суда кассационной инстанции.

Общество защиты прав потребителей в интересах потребителя М. обратилось в суд с иском к ЗАО «Моторавто», указав, что 17 октября 2008 г. М. купил у ответчи­ка автомобиль за 474 500 руб. Автомобиль застрахован по договорам КАСКО и ОСАГО. На приобретенном М. автомобиле ответчиком установлена автомагнитола, защита картера, сигнализация, за что М. уплачено 16 025 руб. Тогда же М. приобрел комплект зимних шин на сумму 12 410 руб. 19 октября 2008 г. в результате по­жара автомобиль, находившийся в гараже М., сгорел. Также были уничтожены: гараж стоимостью 28 060 руб., хозяйственное имущество, хранившееся в гараже, на сумму 36 875 руб. и новый комплект резиновых шин стоимостью 12 410 руб. В выплате страхового возмеще­ния М. было отказано, поскольку данный случай стра­ховым не являлся. Истец просил расторгнуть договор купли-продажи автомобиля, взыскать с ответчика при­чиненный материальный ущерб, компенсацию мораль­ного вреда, взыскать расходы на оказание юридических услуг и неустойку в размере 463 030 руб. за нарушение срока удовлетворения его требований.

Решением районного суда иск удовлетворен час­тично: договор купли-продажи автомобиля, заключен­ный между М. и ЗАО «Моторавто», расторгнут, с от­ветчика в пользу М. взыскана стоимость автомобиля в размере 474 500 руб., возмещение убытков в размере 90 185 руб., компенсация морального вреда в размере 5.тыс. рублей, судебные расходы в размере 500 руб., не­устойка за просрочку выполнения требований потре­бителя в размере 200 тыс. рублей. С ЗАО «Моторавто» в доход государства взыскан штраф в размере 192 421 руб. и такая же сумма штрафа взыскана в доход Общества защиты прав потребителей. С ЗАО «Мотор­авто» взыскана госпошлина в доход государства в сум­ме 7948 руб.

Определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда решение суда изменено: размер не­устойки за просрочку выполнения требований потребите­ля снижен до 20 тыс. рублей. Размеры штрафов за отказ ЗАО «Моторавто» в добровольном порядке удовлетворить требования потребителя снижены до 96 210 руб. как в доход государства, так и в доход общества защиты прав потребителей. Размер госпошлины с ЗАО «Моторавто» в доход государства снижен до 7431 руб. В остальной части решение суда оставлено без изменения.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ, отменяя определение суда кассационной инстанции в части взыскания неустойки и штрафа, указал следующее.

Согласно п. 1 ст. 14 Закона РФ «О защите прав по­требителей» вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу потребителя вследствие конструктивных, производственных, рецептурных или иных недостат­ков товара (работы, услуги), подлежит возмещению в полном объеме.

Факт приобретения М. автомобиля в ЗАО «Мотор­авто» подтверждается договором купли-продажи от 17 октября 2008 г., квитанцией об оплате стоимости то­вара, платежным поручением, актом осмотра-переда­чи автотранспортного средства от 17 октября 2008 г.

По акту выполненных работ к заказ-наряду от 17 октября 2008 г. на автомобиль истца ЗАО «Моторав­то» установлены защита картера, автомагнитола, сигна­лизация, привод, за что М. уплатил 16 025 руб., и он приобрел комплект зимних шин стоимостью 12 410 руб.

Факт пожара 19 октября 2008 г., в результате кото­рого сгорело имущество истца (автомобиль, гараж, хо­зяйственное имущество, находившееся в гараже), под­тверждается постановлениями об отказе в возбужде­нии уголовного дела, протоколом осмотра места про­исшествия, фотографиями.

В соответствии со справкой об исследовании от 19 ноября 2008 г., проведенном судебно-экспертным учреждением, причиной возгорания автомобиля М. явилось тепловое проявление электрического тока в результате аварийного режима работы электрооборудования (короткого замыкания).

Иные причины пожара выявлены не были, вина М. в происшедшем пожаре не установлена.

При таких обстоятельствах суд удовлетворил заяв­ленные требования.

С учетом того, что претензия с требованием о воз­врате уплаченной за товар денежной суммы и возме­щении убытков была получена продавцом от М. 5 де­кабря 2008г., однако в 10-дневный срок, предусмот­ренный ст. 22 Закона РФ «О защите прав потребите­лей», она в добровольном порядке удовлетворена не была, суд взыскал ч ответчика неустойку за просрочку исполнения обязательства.

Размер неустойки исходя из требований ст. 23 на­званного Закона (1 % за каждый день просрочки), за пе­риод с 5 декабря 2008г. по 12 марта 2009 г. составил 412 815 руб. Однако суд пришел к выводу, что подлежа­щая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям невыполнения обязательства, в связи с чем на основа­нии ст. 333 ГК РФ снизил ее размер до 200 тыс. рублей.

Суд кассационной инстанции повторно снизил размер неустойки до 20 тыс. рублей. Между тем, как следует из содержания кассационного определения, суд кассационной инстанции, формально сославшись на несоразмерность взысканной неустойки последствиям невыполненного обязательства, не указал, в чем заключалась данная несоразмерность, свой вывод о необходимости снижения неустойки не обосновал, на материальный закон в определении не сослался.

Судом кассационной инстанций также неправиль­но был определен размер штрафа, подлежащего взы­сканию с ответчика.

В соответствии с п. 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» при удовлетворении судом требо­ваний потребителя, установленных законом, суд взы­скивает с изготовителя (исполнителя, продавца, упол­номоченной организации или уполномоченного инди­видуального предпринимателя, импортера) за несо­блюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере 50 % от сум­мы, присужденной судом в пользу потребителя.

Несмотря на данное требование закона, как видно из содержания определения судебной коллегии по гра­жданским делам областного суда, кассационная ин­станция определила размер штрафа, рассчитав его не от всей суммы, подлежащей взысканию, а 50% от размера штрафа, взысканного судом первой инстанции, посчитав его равным 96 210 руб.

Кроме того, судебная коллегия областного суда не учла, что согласно подп. 7 п. 1 ст. 46 БК РФ указанный штраф, по общему правилу, зачисляется в бюджет му­ниципального образования (местный бюджет) по мес­ту нахождения суда, вынесшего решение о наложении штрафа.

Определение № 10-В10-2


5. Размер штрафа, взыскиваемый при отказе ис­полнителя добровольно удовлетворить требования потребителя, подлежит снижению в случае уменьшения общей суммы, присужденной судом в пользу потреби­теля.

А. обратилась в суд с иском к индивидуальному предпринимателю о взыскании неустойки за наруше­ние срока исполнения договора об изготовлении и монтаже кухонной мебели, убытков, неустойки за на­рушение срока удовлетворения требований потребите­ля, штрафа за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя и об умень­шении цены выполненной работы.

Решением районного суда исковые требования удовлетворены частично.

Определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда решение суда первой инстанции в части взыскания с индивидуального предпринимате­ля в пользу истца штрафа за несоблюдение в добро­вольном порядке удовлетворения требований потреби­теля в размере 47 244 руб. отменено в этой части при­нято новое решение о взыскании с индивидуального предпринимателя в пользу государства (в доход соот­ветствующего бюджета) штрафа за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя в размере 47 244 руб.; снижен размер неус­тойки, подлежащий взысканию с ответчика в пользу истца, до 10 тыс. рублей, размер государственной по­шлины, взысканной с ответчика в доход федерального бюджета, — до 2210 руб.

Судебная коллегия по гражданским делам Верхов­ного Суда РФ, изменяя определение суда кассацион­ной инстанции, указала следующее.

В соответствии с п. 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» (с последующими изменениями и дополнениями) при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномочен­ной организации или уполномоченного индивидуаль­ного предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере 50% от суммы, присуж­денной судом в пользу потребителя.

Согласно подп. 7 п. 1 ст. 46 БК РФ указанный штраф по общему правилу зачисляется в бюджет муни­ципального образования (местный бюджет) по месту нахождения суда, вынесшего решение о наложении штрафа.

Приведенные нормы права являются императив­ными и не наделяют суды полномочиями произвольно определять размер штрафа и его получателя исходя из собственного усмотрения.

Суд первой инстанции взыскал названный штраф в пользу истца, определив его в размере 47 244 руб., что составляет 50% от общей суммы 94 488 руб., присуж­денной в пользу потребителя, включающей неустойку 43 958 руб., убытки 45 530 руб. и компенсацию мораль­ного вреда 5 тыс. рублей.

Суд кассационной инстанции снизил размер неус­тойки с 43 958 руб. до 10 тыс. рублей, в результате чего общая сумма удовлетворенных требований потребите­ля, из которой должен определяться размер штрафа, снизилась с 94 488 руб. до 60 530 руб. Соответственно размер штрафа, взыскиваемый на основании п. 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей», также под­лежал снижению судом кассационной инстанции до 30 265 руб.

Отменяя решение суда первой инстанции в части взыскания штрафа в пользу потребителя, суд кассаци­онной инстанции правильно указал, что потребитель не может являться получателем данного штрафа. Од­нако при этом взыскал ту же сумму штрафа, что и суд первой инстанции, в доход государства (соответствую­щий бюджет). Тем самым суд кассационной инстан­ции нарушил как требования п. 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» в части размера штрафа, так и нормы подп. 7 п. 1 ст. 46 БК РФ в части указания на получателя штрафа исходя из норм Кодекса.

В связи с изложенным Судебная коллегия по граж­данским делам Верховного Суда РФ, изменяя опреде­ление судебной коллегии по гражданским делам обла­стного суда в части взыскания с индивидуального предпринимателя штрафа за несоблюдение в добро­вольном порядке требований потребителя, уменьшила размер подлежащего взысканию с ответчика штрафа за несоблюдение в добровольном порядке требований потребителя до суммы 30 265 руб. с зачислением ее в местный бюджет.

Определение № 14-В09-12


6. К отношениям, возникающим из договора, за­ключенного гражданином-инвестором, являющимся участником долевого строительства многоквартирного дома, в целях приобретения в собственность жилого помещения для личных нужд, не связанных с осущест­влением предпринимательской деятельности, приме­няется законодательство о защите прав  потребителей.

Общественная организация «‘Калужский област­ной центр защиты прав потребителей» обратилась в суд в интересах А. с иском к ЗАО «МПМК-3» о взыска­нии неустойки, штрафа и компенсации морального вреда, сославшись на следующее.                10 ноября 2006 г. ме­жду А. и ответчиком заключен договор о долевом уча­стии в строительстве жилья, согласно которому А. при­няла на себя обязательство оплатить стоимость одно­комнатной квартиры в строящемся доме в г. Калуге, а ответчик — передать ей в собственность указанную квартиру по окончании срока строительства, установ­ленного договором, не позднее II квартала 2007 г. А. свои обязательства по договору исполнила, однако квартира ей передана не была.

Решением районного суда иск удовлетворен час­тично: в пользу А. взыскана неустойка за просрочку исполнения обязательства по передаче ей квартиры в собственность в размере 100 тыс. рублей, во взыскании штрафа и компенсации морального вреда отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Судебная коллегия по гражданским делам Верхов­ного Суда РФ отменила состоявшиеся по делу судеб­ные постановлении об отказе в иске о взыскании штра­фа и компенсации морального вреда;

Разрешая дело, суд первой инстанции, придя к пра­вильному выводу о наличии оснований для удовлетво­рения иска в части требований о взыскании в пользу А. неустойки за просрочку исполнения обязательства по передаче квартиры, отказал в удовлетворении иско­вых требований в части взыскания штрафа и компенса­ции морального вреда. При этом суд исходил из того, что к возникшим правоотношениям положения Закона РФ «О защите прав потребителей» неприменимы.

Суд кассационной инстанции согласился с  решени­ем суда первой инстанции, указав на отсутствие основа­ний для его отмены в связи с неправильным, по мне­нию суда, толкованием положении Федерального зако­на от 30 декабря 2004г. №214-ФЗ «Об участии в доле­вом строительстве многоквартирных домов и иных объ­ектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые  законодательные акты Российской Федерации».

Судебная коллегия по гражданским делам Верхов­ного Суда РФ отменила постановления судов первой и кассационной инстанций в части отказа в удовлетворе­нии требований о взыскании штрафа и компенсации морального вреда в связи со следующим.

Судом установлено, что 10 ноября 2006 г. между А. и ответчиком заключен договор о долевом участии в строительстве жилья, согласно которому А. приняла на себя обязательство оплатить стоимость однокомнатной квартиры, а ответчик — передать ей в собственность указанную квартиру не позднее II квартала 2007 г.

Целью договора долевого участия в строительстве многоквартирного дома от 10 ноября 2006г., заключенного А., являлось приобретение в строящемся доме конкретной квартиры для личных нужд, т.е. для про­живания. Из договора следует, что А. (инвестор) за­ключила договор с целью приобретения конкретного жилого помещения в собственность.

Таким образом, А., приобретая квартиру для лич­ных нужд и инвестируя денежные средства на приоб­ретение жилого помещения (квартиры), являлась по­требителем оказываемых ЗАО «МПМК-3» услуг. В срок, установленный договором, квартира потребите­лю передана не была.

Дополнительные соглашения к названному договору от 10 ноября 2006 г. о переносе сроков сдачи в эксплуата­цию жилого дома, в котором расположена приобретенная квартира, сначала на IV квартал 2007 г., а впоследст­вии — на I квартал 2008 г. А. подписаны не были.

По утверждению ответчика, срыв своевременного окончания строительства обусловлен невыполнением подрядчиком обязательств по остеклению пластико­выми окнами, возводимого дома.

Согласно п. 9 ст. 4 Федерального закона от 30 де­кабря 2004 г. № 214-ФЗ «Об участии в долевом строи­тельстве многоквартирных домов и иных объектов не­движимости и о внесении изменений в некоторые за­конодательные акты Российской Федерации» к отно­шениям, вытекающим из договора, заключенного гра­жданином — участником долевого строительства ис­ключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпри­нимательской деятельности, применяется законода­тельство Российской Федерации о защите прав потребителей в»части, не урегулированной этим Федераль­ным законом.

В соответствии со ст. 9 Федерального закона от 26 января 1996 г. № 15-ФЗ «О введении в действие час­ти второй Гражданского кодекса Российской Федера­ции» в случаях, когда одной из сторон в обязательстве является гражданин использующий, приобретающий, заказывающий либо имеющий намерение приобрести или заказать товары (работы, услуги) для личных быто­вых нужд, такой гражданин пользуется правами сторо­ны в обязательстве в соответствии с ГК РФ, а также правами, предоставленными потребителю Законом РФ «О защите прав потребителей» принятыми в со­ответствии с ним иными правовыми актами.

Законодательство о защите прав потребителей ре­гулирует отношения между гражданином, имеющим намерение заказать или приобрести либо заказывающим,. приобретающим или использующим товары (работы, услуги) для личных, семейных,
домашних и иных нужд, не связанных  с осуществлением предпринимательской деятельности, с одной стороны, и организацией либо индивидуальным предпринимателем, производящими товары для реализации потребителям, реализующими товары потребителям по договору купли-продажи, выполняющими работы или
оказывающими услуги потребителям по возмездному договору, — с другой.

При удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере 50% от суммы, присужденной судом в пользу потребителя (п. 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей»).

В силу ст. 15 названного Закона моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит
компенсации причинителем вреда, при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.

Если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении
предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее  исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой
силы, т.е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. К таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение обязанностей со
стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника  необходимых денежных средств (п. 3 ст. 401 ГК РФ).

Таким образом, законодатель установил повышенную ответственность за нарушение обязательств стороной осуществляющей предпринимательскую, в том
числе строительную деятельность, распространил действие Закона РФ «О защите прав потребителей» на отношения по участию граждан в долевом строительстве многоквартирных домов и тем самым предоставил им право требовать возмещения штрафа и морального вреда за нарушение соответствующих обязательств.

Между тем перечисленные положения законов судами учтены не были, что привело к незаконному отказу суда в удовлетворении части исковых требований,
заявленных в интересах потребителя.

Определение № 85-В09-1

 

7. Удовлетворение судом иска потребителя о взыскании стоимости невыполненных работ и неустойки с застройщика в обязательном порядке влечет наложение на ответчика штрафа за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения законных требований потребителя.

Заявитель в своих интересах и интересах своего сына обратилась в суд с иском к ООО «Лазарос» о передаче квартиры в собственность, взыскании стоимости невыполненных работ, неустойки, ссылаясь на следующее. 9 ноября 2005 г. между истцами и ответчиком заключен договор о долевом участии в строительстве жилья, согласно которому В. и С. должны оплатить стоимость четырехкомнатной квартиры общей площадью 141 кв. м в строящемся доме, а ООО «Лазарос» — передать им в собственность квартиру по окончании строительства дома (не позднее 31 декабря 2005 г.). Условия договора истцы выполнили полно­стью, однако квартира ответчиком своевременно им не передана.

Решением городского суда исковые требования удовлетворены частично. С ООО «Лазарос» в пользу истцов взысканы: стоимость работ по остеклению квартиры, выполненных третьими лицами в размере 72 800 руб., стоимость работ по телефонизации в раз­мере 1500 руб., судебные расходы в размере 13 328 руб. На ответчика возложена обязанность передать в собст­венность истцов указанную квартиру. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам верховного суда республики решение суда пер­вой инстанции оставлено без изменения.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховно­го Суда РФ отменила состоявшиеся по делу судебные постановления в части отказа в удовлетворении исковых требований о взыскании стоимости невыполненных ра­бот в размере 261 800 руб., процентов за несвоевремен­ный возврат указанной суммы в размере 75 724 руб., не­устойки в размере 1551 тыс. рублей, стоимости работ по телефонизации в размере 8100 руб., за несвоевременный возврат указанной суммы в размере 2271 руб., стоимости работ по устранению недостатков в размере 594 141 руб., судебных расходов в размере 1126 руб.

В соответствии с п. 5 ст. 28 Закона РФ «О защите прав потребителей» (с последующими изменениями и дополнениями) в случае нарушения установленных сроков выполнения работы (оказания услуги) или на­значенных потребителем на основании п. 1 данной статьи новых сроков исполнитель уплачивает потребителю за каждый день (час, если срок определен в часах) просрочки неустойку (пеню) в размере 3% цены вы­полнения работы (оказания услуги), а если цена вы­полнения работы (оказания услуги) договором о вы­полнении работ (оказании услуг) не определена — об­щей цены заказа.

Отказывая в удовлетворении исковых требований в части взыскания неустойки за нарушение предусмот­ренных договором от 9 ноября 2005 г. сроков передачи квартиры истцам, суд исходил из того, что вина ответ­чика в несвоевременном окончании строительства дома отсутствует.

Между тем согласно п. 6 ст. 28 Закона РФ «О защите прав потребителей» требования потребителя, установ­ленные п. 1 данной статьи, не подлежат удовлетворению, если исполнитель докажет, что нарушение сроков вы­полнения работы (оказания услуги) произошло вследст­вие непреодолимой силы или по вине потребителя.

В силу п. 3 ст. 401 ГК РФ, если иное не предусмот­рено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязатель­ство при осуществлении предпринимательской дея­тельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, т.е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоя­тельств. К таким обстоятельствам не относятся, в част­ности, нарушение обязанностей со стороны контр­агентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходи­мых денежных средств.

Законодатель установил повышенную ответствен­ность за нарушение обязательств стороной, осуществ­ляющей предпринимательскую, в том числе строи­тельную, деятельность.

По условиям договора о долевом участии в строи­тельстве от 9 ноября 2005 г. ответчик должен передать квартиру истцам не позднее 31 декабря 2005 г.

Как усматривается из материалов дела, дом сдан в эксплуатацию в августе 2007 г. Квартира передана в соб­ственность истцов решением суда от 15 августа 2008 г.

В материалах дела отсутствуют данные о том, что длительная задержка передачи истцам квартиры про­изошла вследствие непреодолимой силы или их вины. Суд при вынесении решения не учел, что несвоевремен­ное окончание строительства дома из-за отсутствия у от­ветчика необходимых денежных средств, нарушения обязанностей со стороны контрагентов ответчика, отсут­ствия на рынке нужных для исполнения товаров в силу закона не является основанием для освобождения его от выплаты истцам неустойки за нарушение предусмотрен­ного договором срока исполнения обязательства.

В соответствии с п. 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» при удовлетворении судом требо­ваний потребителя, установленных законом, суд взы­скивает с изготовителя (исполнителя, продавца, упол­номоченной организации или уполномоченного инди­видуального предпринимателя, импортера) за несо­блюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере 50% от сум­мы, присужденной судом в пользу потребителя.

При вынесении решения судом такая ответствен­ность на ответчика возложена не была. Между тем, по смыслу указанной нормы права, взыскание штрафа за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворе­ния требований потребителя является не правом, а обязанностью суда.

В п.29 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 г. № 7 «О практике рассмотре­ния судами дел о защите прав потребителей» (с после­дующими изменениями) разъяснено, что при удовле­творении судом требований потребителя в связи с на­рушением его прав, установленных Законом РФ «О за­щите прав потребителей», которые не были удовлетво­рены в добровольном порядке продавцом (исполните­лем, изготовителем, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринима­телем, импортером), суд взыскивает с ответчика штраф независимо от того, заявлялось ли такое требование (п. 6 ст. 13 Закона).

Разрешая спор по существу, суд не учел, что удов­летворение исковых требований в части взыскания стоимости работ по остеклению квартиры, выполнен­ных третьими лицами, и стоимости работ по телефони­зации влечет наложение на ответчика штрафа в обяза­тельном порядке.

Определение № 24-В09-8

 

Вопросы применения норм процессуального права


8. Приостановление производства по гражданскому делу до разрешения другого дела, рассматриваемого в гражданском, уголовном или административном производстве, допустимо в том случае, если факты и правоотношения, которые подлежат установлению в порядке гражданского, уголовного или администра­тивного производства, имеют юридическое значение для данного дела. Необоснованное приостановление производства по делу о защите прав потребителя по­влекло нарушение прав заявителя на судебную защиту.

Заявитель обратился в суд с иском к ООО «Ямаль­ская автомобильная компания» и ООО ТД «Джемир» о защите прав потребителя. В обоснование заявленных требований указал, что 31 марта 2009 г. он заключил с ООО «Ямальская автомобильная компания» договор по­ставки автомобиля. ООО «Ямальская автомобильная компания» действовало по агентскому договору с ООО ТД «Джемир» и осуществляло функции продавца от имени последнего. 16 мая 2009 г. между истцом и ООО «Ямальская автомобильная компания» был заключен предварительный договор купли-продажи автотранс­портного средства. Заплатив за автомобиль, истец забрал машину у ответчика, однако техническая документация на данный автомобиль ему передана не была. ООО ТД «Джемир» заявило о том, что ООО «Ямальская автомо­бильная компания» не имело права заключать договоры от имени ООО ТД «Джемир» Истец просил обязать ООО ТД «Джемир» передать ему паспорт транспортного средства на автомобиль и техническую документацию, взыскать с ответчиков компенсацию морального вреда и расходы на оплату услуг представителя.

В судебном заседании представитель ответчика ООО ТД «Джемир» заявил ходатайство о приостанов­лении производства по делу. Ходатайство он обосно­вал тем, что 10 февраля 2010 г. в отношении генераль­ного директора ООО «Ямальская автомобильная ком­пания» возбуждено уголовное дело по обвинению в со­вершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, — мошенничество по факту хищения автомо­билей ООО ТД «Джемир» и денежных средств по фик­тивным договорам купли-продажи автомобилей.

Постановлениями следователя ООО ТД «Джемир» признано потерпевшим по уголовному делу, в частно­сти по факту хищения автомобиля, являющегося пред­метом спора по рассматриваемому делу.

Приостанавливая производство по данному делу, суд первой инстанции исходил из того, что результаты расследования и рассмотрения уголовного дела, возбу­жденного в отношении генерального директора ООО «Ямальская автомобильная компания», имеют право­вое значение для выводов о наличии у ООО «Ямаль­ская автомобильная компания» полномочий на заклю­чение договоров купли-продажи автомобилей от име­ни ООО ТД «Джемир» и определения надлежащего от­ветчика по данному спору.

Суд кассационной инстанции согласился с выво­дами суда первой инстанции и оставил определение суда без изменения.

Судебная коллегия по гражданским делам Верхов­ного Суда РФ отменила состоявшиеся по делу судеб­ные постановления по следующим основаниям.

В силу абз. 5 ст. 215 ГПК РФ обязательным основа­нием для приостановления производства по делу явля­ется невозможность рассмотрения дела до разрешения другого дела, рассматриваемого в гражданском, адми­нистративном или уголовном производстве.

Между тем суд не учел, что приостановление про­изводства по гражданскому делу до разрешения друго­го дела, рассматриваемого в гражданском, уголовном или административном производстве, допустимо в том случае, если факты и правоотношения, которые подле­жат установлению в порядке гражданского, уголовного или административного производства, имеют юриди­ческое значение для данного дела.

В соответствии с ч. 4 ст. 61 ГПК РФ вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обя­зателен для суда, рассматривающего дело о граждан­ско-правовых последствиях действий лица, в отноше­нии которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они дан­ным лицом.

Следовательно, при рассмотрении дела, вытекаю­щего из уголовного дела, в суде не будут подлежать до­казыванию лишь два факта: имело ли место определен­ное действие (преступление) и совершено ли оно кон­кретным лицом.

С учетом того, что исковые требования предъявле­ны к юридическому, а не к физическому лицу, привле­ченному к уголовной ответственности, вывод суда о приостановлении дела производством в связи с тем, что суд не может дать оценку представленным доказа­тельствам в рамках гражданского дела без рассмотре­ния уголовного дела, не соответствует вышеприведен­ным нормам процессуального права.

В связи с этим суду следовало установить, имеют ли факты и правоотношения, которые подлежат установлению в порядке уголовного производства, юридическое значение для данного дела.

Установлено, что в соответствии с возбужденным в
отношении генерального директора уголовным делом по ч. 4 ст. 159 УК РФ ООО «Ямальская автомобильная компания» вменяется в вину факт хищения автомобилей, принадлежащих ООО ТД «Джемир», процессуальное положение которого в рамках уголовного дела определено в качестве потерпевшего.

Рассмотрение уголовного дела не повлечет изменения обязательств юридических лиц перед потребителем (истцом по делу), если таковые возникли.

Из материалов дела усматривается, что 26 марта 2010 г. предварительное следствие по уголовному делу в отношении генерального директора производством
приостановлено по основаниям, предусмотренным п. 2 ч. 1 ст. 208 УПК РФ.

Таким образом, приостановление производства по данному гражданскому делу лишило истца возможности в судебном порядке защитить свое право.

Определение № 70-В10-7

 

9. По общему правилу бремя доказывания обстоятельств, освобождающих от ответственности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение обязательства. возникшего в сфере защиты прав потребителей, лежит на продавце (изготовителе, исполнителе, уполномоченной организации или уполномоченном индивидуальном предпринимателе, импортере).

Заявитель обратился в суд с иском к ОАО «Мосэнергосбыт» об обязании заменить счетчик на аналогичный или другой, более точный, с указанием дневных и вечерних показаний, считать недействительными показания подлежащего замене счетчика.

Решением районного суда, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам городского суда, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила состоявшиеся по делу судебные постановления, указав следующее.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды первой и кассационной инстанций указали на то, что истцом при разбирательстве дела не были
представлены доказательства, с достоверностью подтверждающие  то, что установленный ему счетчик неисправен.

Данный вывод суда сделан с существенным нарушением  ст.ст. 12, 56, 57, 67, 79 и 86 ГПК РФ и без учета установленных обстоятельств дела.

На основании  ст. 79 ГПК РФ при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу.

В соответствии со ст. 56 ГПК РФ суд определяет какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

По общему правилу бремя доказывания обстоятельств, освобождающих от ответственности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение обязательства, лежит на продавце (изготовителе, исполнителе, уполномоченной организации или уполномоченном индивидуальном предпринимателе, импортере) (п. 4 ст. 13, п. 5 ст. 14, п. 6 ст. 28 Закона РФ «О защите прав потребителей»).

Таким образом, возлагая на истца бремя доказывания нарушенных прав потребителя, суд допустил нарушение вышеназванных норм права.

Рассмотрение обстоятельств дела следует считать полным, если исследован весь предмет доказывания, все обстоятельства, подлежащие доказыванию.

По делу установлено, что поскольку без проведе­ния экспертизы, требующей специальных знаний в различных областях науки и техники, проверить каче­ственное состояние счетчика невозможно, истец заявил ходатайство о проведении экспертизы.

При рассмотрении дела в назначении экспертизы истцу было отказано, при этом в обжалуемых судебных постановлениях вывод об отсутствии оснований для назначения экспертизы не мотивирован.

В связи с отказом в назначении экспертизы судом были нарушены положения ст.35 ГПК РФ, поскольку истец был лишен права представить доказательства того факта, что установленный счетчик является неисправным.

Между тем ОАО «Мосэнергосбыт» документов, подтверждающих качество конкретного (установлен­ного) счетчика, не представило, в материалах дела дан­ные документы отсутствуют.

Указанные обстоятельства, имеющие существен­ное значение для разрешения спора, подлежали про­верке и установлению при рассмотрении гражданского дела, однако в нарушение требований закона судом не исследовались и проверены не были.

Определение № 5-В10-56


10. В споре между покупателем и продавцом о ка­честве проданного товара продавец доказывает факт отсутствия в товаре недостатков либо факт возникновения недостатков не по его вине.

Заявитель обратился в суд с иском к ООО «Урал-Авто», в котором просил обязать ответчика про­извести замену проданного с существенными недос­татками автомобиля, взыскать неустойку за просрочку исполнения требований, компенсацию морального вреда и расходы на оплату услуг представителя.

Дело неоднократно рассматривалось судебными инстанциями.

В итоге решением районного суда, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда, К. в удовлетворе­нии исковых требований отказано.

Судебная коллегия по гражданским делам Верхов­ного Суда РФ решение суда первой инстанции и опре­деление суда кассационной инстанции отменила по следующим основаниям.

При обращении в суд с заявлением истец обосно­вал свои требования тем, что, по его мнению, проданный ему автомобиль подвергался ремонту, однако об этом обстоятельстве продавец ему не сообщил, в связи с чем было нарушено его право на получение достоверной информации о покупаемом товаре, гарантируемое ст. 10 Закона РФ «О защите прав потребителей».

В соответствии с п. 2 названной статьи, если приоб­ретаемый потребителем товар был в употреблении или в нем устранялся недостаток (недостатки), потребителю должна быть предоставлена информация об этом.

Из заключения экспертизы, проведенной на основа­нии определения суда первой инстанции экспертным учреждением, суд установил, что имело место ремонтное перекрашивание кузова принадлежащего истцу автомо­биля. Доказательства того, что работы по перекрашива­нию кузова автомобиля были произведены заводом-изготовителем в процессе изготовления автомобиля, в свя­зи с чем их нельзя было отнести к ремонтным работам, предоставлять информацию о которых продавца обязы­вают положения п. 2 ст. 10 Закона РФ «О защите прав потребителей», в материалах дела отсутствуют.

Нельзя согласиться с выводом суда о том, что право истца на достоверную информацию о проведении ку­зовного ремонта автомобиля не было нарушено, по­скольку сведений о повреждении автомобиля при пе­ревозке и проведении кузовного ремонта в период предпродажной подготовки у ответчика не имелось. Такое основание для освобождения от ответственности за непредоставление информации о ремонтных ра­ботах, как отсутствие данной информации у продавца, Законом не предусмотрено.

Определение № 45-В11-10


(Обзор утвержден Президиумом

Верховного Суда Российской Федерации

1 февраля 2012 г.)

 








Яндекс.Метрика Rambler's Top100